Херсонское шато производит 60 тыс. бутылок вина в год: как фермер развивает культуру украинского вина

0 167

Фермер Николай Халупенко имеет виноградник на 40 га, собственную семейную винодельню “Курень” и большие планы развивать и распространять культуру украинского вина. О том, с чего все начиналось и о качественном вине читайте на SEEDs.

“Знаете, чем надо закусывать вино? – спрашивает владелец семейной винодельни “Курень” Николай Халупенко. – Поцелуем. Так наслаждение от вкуса и аромат запомнятся лучше “.

Он и его семья более 15 лет выращивают виноград на Херсонщине. Первую лозу – каберне – они посадили в 2000 году.

Сначала виноградарь сдавал урожай на винзавод, но быстро понял, что может сам делать уникальный для своего региона продукт. “Мы увидели, что здесь растет ягода с содержанием сахара до 37% при норме 17-18%”, – рассказывает владелец “Куреня”.

Терруар Херсонщины подобный Крыму. Долгое солнечное лето, днепровские склоны, глиняные каменистые почвы как созданные для производства украинского вина.

Виноградники “Куреня” занимают 40 га вблизи Херсона. Виноградарь выращивает десять сортов винограда, из которых производит в собственной винодельни до двух десятков видов вин: “Шардоне”, “Рислинг”, “Ркацители”, “Иршаи Оливер”, “Мускат одесский”, “Каберне”, “Мерло”, “Саперави”,” Траминер розовый “.

Халупенко не привлекают к работе иностранных специалистов. Причина – желание сделать аутентичное вино и показать, чего стоят украинцы. В своем шато фермер проводит почти каждый день. Он любит “Рислинг” и говорит, что работа с вином – это не просто удовольствие, а дело жизни. Причем, дело нелегкое.

Особенно сложно было получить лицензию на производство вина. Имея советскую традицию виноделия на больших заводах, Украина длительное время законодательно не легитимизировала малого производителя.

К апрелю 2018 года процедура получения лицензии требовала предоставления около 60 документов. Кроме того, к 2016 году малым виноделам нужна была лицензия на продажу вина, которая стоила 500 тыс грн.

“Мы прошли не один круг ада, когда получали лицензию на производство вина. Я обивал пороги чиновников, принимал комиссии и проверки, а когда мы собрали все документы, то за последним разрешением надо было ехать в Киев”, – вспоминает Халупенко.

По его словам, без взятки чиновники отказывались выдавать лицензию и ему пришлось заплатить 2 тыс долл, чтобы забрать последний бумажку. Несмотря на бюрократию, семья Халупенко не теряет оптимизма и верит, что украинскому вину – быть.

“В ЕС вино – продукт питания, а у нас – алкогольный напиток. При потреблении сухого вина разрушается холестерин, улучшается пищеварение. К сожалению, украинцы до сих пор при выборе вин пользуются фразой “мне что-то сладенькое”, не понимая категорий вин и их особенностей”, – рассказывает владелец шато.

Однако, он верит, что в ближайшее десятилетие украинское вино станет популярным.

Халупенко говорит, что за последние пять лет выросло потребление вина в Киеве, Харькове, Днепре, Кривом Роге. Львов пока продолжает пить пиво, а Одесса – бренди. Однако ситуация может измениться. Все больше людей в стране интересуется локальным производителем, а гастротуры становятся популярными не только среди молодежи.

“К сожалению, виноградарство – не основное направление сельского хозяйства страны. Во Франции более 10 тыс шато, которые выращивают виноград, а в Украине их – до десяти”, – рассказывает владелец херсонской винодельни. По его словам, в Украине не все желающие могут начать винодельческое дело. Сначала надо решить вопрос земли.

“Наше государство коррумпировано. Землю нельзя получить, а она нужна в аренду минимум на 50 лет. Виноград начинает активно плодоносить только на пятый-седьмой год, поэтому сейчас это дорогие и долгосрочные инвестиции. Один гектар двухлетнего винограднике стоит 15 тыс долл”, – уточняет винодел.

“Курень” в год производит около 60 тыс бутылок вина, которое реализует на винодельне или в фирменных магазинах в Херсоне. Сама винодельня создана по примеру французских шато, ее коллектив – восемь влюбленных в свое дело работников.

Есть компактный цех переработки винограда, обработки виноматериалов и розлива, а также, погреб для хранения вин. За сезон шато перерабатывает 30-50 тонн винограда, 85% продукции – сухие вина. Однако уникальность мускатов шато удивит любого винолюба букетом ароматов.

Экскурсию винодельней проводит главный технолог Екатерина. Вся ее жизнь связана с вином. До прихода на предприятие она десятки лет работала главным технологом в объединении “Садвинпром”.

Знакомство с вином начинается с электрической машины, которая измельчает виноград. За день она перерабатывает до 15 тонн сырья. Если из винограда делают красное вино, то полученное сусло идет в венификатор, если белое – попадает в пневматический пресс. После этого сусло бродит в сосудах из нержавеющей стали.

Когда вино готово к розливу, его фильтруют, обрабатывают холодом и оно становится более прозрачным. Далее вино опускают в погреб. На входе в него – куст почти спелой хурмы.

В погребе – 53 деревянные бочки на 200, 250 и 500 литров. В них вина выдерживают два года. Ординарные вина хранят в металлических бочках. Лучшие крепленые вина с 2011 года владелец закладывает в коллекцию. Цветочный аромат белых сухих вин и фруктовые оттенки розового можно почувствовать, попробовав напитки прямо в погребе.

Больше всего владельцы шато гордятся своими мускатами и вермутом. “Сухие вина пьют бокалами, а мускат – глоточками. Мускатом наслаждаются за беседой, наше вино здесь уникальное”, – рассказывает главный технолог.

Это действительно так. Крепленые вина “Курень” покоряют ароматом. “Мускат Оттонель” пахнет розой, “Мускат степи” – курагой и грушей, “Мускат София” – медом и изюмом, а “Кагор” – шелковицей и смородиной.

Еще одна изюминка “Куреня” – вермут “Хутора Степана”. “Директор школы в селе Степановка попросил увековечить село, и мы это сделали. Собираем вблизи него 12 трав, настаиваем на 70-градусном спирте и добавляем вино”, – говорит Екатерина.

Она советует пить вермут на аперитив. “Когда пробуешь вермут, будто погружаешься в копну сена херсонских степей”, – убеждает Халупенко.

Владелец шато мечтает, чтобы его вино стало визитной карточкой Херсонщины, поэтому двери в его погребке всегда открыты для туристов. Осенью из-за большого урожая яблок открытым для посетителей был и его сад. Фермер провел акцию для херсонцев “Собери себе сам». Яблоки у Халупенко были по гривне за килограмм.

Все желающие могли собрать себе яблок, взвесить и оставить деньги в кассе. “Одно яблоко в день – не открывают к врачу дверей”, – шутит фермер. Его философия ведения бизнеса – превратить Херсонщину в цветущий край садов и виноградников. И у него получается.

SEEDs  по материалам УкраїнськаПравда 

Головні новини Seeds та агроідеї для зростання вашого бізнесу в Telegram Facebook Instagram
Youtube та Підписуйтесь!

Залишити коментар

Ваш email не буде опубліковано

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!