Ольга Ходаковская: запрет неоникотиноидов обернется для агросектора в 75 млрд грн потерь

0 60

2020 год для мира запомнится не только пандемией коронавируса, но и введением глобальных инициатив. Одной из таких является новый курс «озеленения» экономики – анонсированное Европейским Союзом соглашение Green Deal. Цели соглашения более чем амбициозны. Среди них – уменьшение выбросов углерода, снижение объемов внесения пестицидов на 50%, стремление к большей экологичности, пишет SEEDS.

В особую немилость в ЕС попала отдельная группа пестицидов – инсектицидов неоникотиноидной группы. И хотя даже в ЕС отдельные страны отвергают запрет указанных препаратов, а другие – в полной мере ощущают его последствия, похоже, что подобная участь может не обойти и Украину.

В 2016 году Кабинет министров своими распоряжениями №228-р и 217-р одобрил всеобъемлющую стратегию имплементации Главы IV (Санитарные и фитосанитарные меры) и раздела IV «Торговля и вопросы, связанные с торговлей» Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом и утвержден План мероприятий на 2016-2019 годы.

Этими нормативными правовыми актами предусмотрена необходимость имплементации Исполнительного регламента Комиссии (ЕС) №485/2013, которым устанавливаются ограниченные условия использования активных веществ клотианидина, тиаметоксама и имидаклоприда и запрещается к использованию и продаже семена, обработанные средствами защиты растений, содержащие указанные активные вещества.

Не окажется ли это решение поспешным, какие последствия будет иметь для экономики и как действовать Украине для повышения экологических стандартов – рассказала заместитель директора Национального научного центра «Институт аграрной экономики», член-корреспондент НААН Ольга Ходаковская.



Как Вы расцениваете намерения по запрету применения неоникотиноидов?

Ольга Ходаковская: Намерения о введении ограничений по использованию инсектицидов неонекотиноидной группы вызывают целый ряд вопросов.

Прежде всего, следует понимать, какими препаратами они будут заменены в случае введения этого ограничения, и будут ли заменители более безопасными для человека, животного и полезных насекомых.

Мировая практика, к сожалению, доказывает обратное! Фермеры вынуждены переходить на препараты старого поколения, которые более токсичны, чем неоникотиноиды и требуют увеличения частоты и кратности обработок посевов. В результате растут и экологические риски, и экономические потери.

С одной стороны, это может больно ударить по экологии, а с другой – по аграрному сектору и национальной экономике в целом.

В отдельных странах Европейского Союза после принятия данного решения увеличилась доля органофосфатов и карбаматов, которые имеют высокую степень токсичности как для человека, так и для животных и насекомых. В Украине, кстати, карбаматы не используются вообще.

Кроме того, в ЕС выросло количество применения таких инсектицидов как пиретроиды, что увеличило кратность обработок посевов в 2-4 раза.



То есть мы не имеем равноценных альтернатив неонекотиноидам в случае их запрета?

Ольга Ходаковская: Для этого необходимы инсектициды, которые будут иметь такую ​​же высокую системность, широкий спектр инсектицидного действия и длительный период защитного действия.

Так, равноценная альтернатива неоникотиноидам сегодня на рынке инсектицидов в Украине – отсутствует. Аналогичных по эффективности, длительности защитного действия, системности и спектра инсектицидного действия заменителей – нет. Для того, чтобы они появились, нужно время.

Частично – как заменитель – для предпосевной обработки семян и посадочного материала в технологиях защиты растений может использоваться ФОС-инсектицид, который присутствует на рынке Украины на основе д.р. диметоат. Остальные – запрещены из-за высокой токсичности для людей и теплокровных, высокой себестоимости производства и отсутствия технологических преимуществ над неоникотиноидами.

Для листовой обработки посевов, конечно, могут использоваться инсектициды контактного действия, каковыми являются пиретроиды. Но их применение потребует увеличения частоты и кратности обработок посевов. И применения собственно пиретроидов имеет определенные ограничивающие факторы, которые обязательно следует принимать во внимание.

Речь идет о том, что они имеют сравнительно короткий срок – от трех до шести дней – защитного действия. Кроме того, эти средства защиты растений теряют свою эффективность при высоких – более 250 С – температурах, а также при использовании щелочной воды. Причем в последнем случае потребует проведения дополнительных мероприятий по нейтрализации воды.

Поскольку пиретроиды является инсектицидами контактного действия, обеспечить эффективную борьбу с внутренне стеблевыми, скрыто живущими вредителями, они не смогут. Кроме того, необходимо учитывать резистентность вредителей к синтетическим пиретроидам.



Оценивали ли Вы последствия, которые может нести запрет использования инсектицидов неоникотиноидной группы для агросектора и экономики в целом?

Ольга Ходаковская: Группа украинских ученых, в состав которой вошли ученые Национального научного центра «Институт аграрной экономики», Института экспериментальной токсикологии и медико-биологических исследований ГП «Научный центр превентивной токсикологии, пищевой и химической безопасности имени академика Л.И. Медведя МОЗ Украины», Института защиты растений НААН провела исследования по определению последствий возможного запрета использования в сельском хозяйстве Украины неоникотиноидов, содержащх активные вещества клотианидина, тиаметоксама и имидаклоприда, обусловленной требованиями Регламента (EC) №485/2013 для аграрного сектора и национальной экономики.

Сравнительный анализ отдаленных эффектов показал, что по показателю репродуктивной токсичности неоникотиноиды, как и пиретроиды, имеют слабо выраженную токсичность, и значительно безопаснее по сравнению с ФОС-инсектицидами. По параметру мутагенности все исследуемые препараты умеренно или малоопасными, в некоторых из них мутагенности обнаружено вообще не было.

В общем сравнительный анализ токсичности неоникотиноидов и других инсектицидов, которыми они могут быть заменены, показал, что по параметрам острой токсичности и мутагенностью неоникотиноидов оказались более безопасными по сравнению с другими препаратами.

Неоникотиноиды в сельском хозяйстве используются для инсектицидной обработки семян и опрыскивания листовой поверхности растений и почвы, а также в ветеринарной медицине. Поэтому в случае запрета использования тех из них, которые содержат имидаклоприд, тиаметоксам и клотианидин украинский агросектор может понести значительные потери.



Это, в первую очередь, обусловлено прямыми потерями урожая и увеличением производственных затрат, которые зависят от частоты и кратности обработок препаратами-заменителями, а также опосредованными, проявляющиеся в снижении качества выращенной продукции, а соответственно ее сортности и реализационной цены.

Сейчас доля посевных площадей, обработанных Неоникотиноиды, достигла 51,2%.

По расчетам ученых Института аграрной экономики, существует высокая вероятность того, что суммарные потери аграрного сектора из-за недобора урожая, снижения качества продукции, дополнительные расходы на внесение инсектицидов-заменителей, могут достичь 36,8-74,9 млрд грн. В долларовом эквиваленте это составляет $1,3-2,7 млрд.

Снижение уровня прибыльности агроформирований ослабит их финансово-экономическую состоятельность относительно расширенного воспроизводства производства и развития сельских территорий. Это будет иметь негативные микро- и макроэкономические эффекты уже сегодня и отдаленные социально-экономические последствия в среднесрочной перспективе.

Еще один риск заключается в том, что при отсутствии адекватных механизмов борьбы с вредителями мы рискуем потерять целые отрасли. Особенно это касается масло-жирового подкомплекса – соя, подсолнечник, рапс. Под угрозой также может оказаться выращивания сахарной свеклы и картофеля и т.д.



Как повлияет запрет неонекотиноидов на экологическую составляющую? Какими могут быть риски?

Ольга Ходаковская: Экологические риски применения представленных в настоящее время на украинском рынке препаратов-заменителей заключаются в увеличении кратности обработок, а соответственно и в увеличении расходов пресной воды, росте выбросов СО2, переуплотнения почв в результате большего количества проходов с/х техники по полю, увеличении численности популяций вредителей, проблемы с контролем вредителей в периоды вспышки популяций и тому подобное.

В результате расход воды на обработку посевов инсектицидами вырастут в диапазоне от 4,9 до 6,8 млн м3. Это равняется годовому потреблению воды всей нефтегазовой промышленностью, которое составляет 6 млн м3.

Выбросы СО2 от дополнительного количества проходов с/х техники по полю могут вырасти на 89,4-92,4 млн кг ежегодно. Эти показатели можно сравнить с объемом выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух ЧАО «МК «Азовсталь», который суммарно генерирует около 89,5 млн кг выбросов.



Неонекотиноиды часто обвиняют в гибели пчел. Как действовать, чтобы избежать негативного влияния использования пестицидов на полезных насекомых?

Ольга Ходаковская: Прежде всего – усилить коммуникации между аграриями и пчеловодами и следить за соблюдением соответствующих рекомендаций по их взаимодействия. То есть информировать пчеловодов относительно плановых обработок посевов, о сроках химических обработок и средства, которыми будут обрабатываться посевы. Такая коммуникация должна быть непрерывной.

Во-вторых, тщательно и неуклонно придерживаться основных положений «Инструкции по предупреждению и ликвидации болезней и отравлений пчел» и соблюдать требования по применению агрохимикатов и пестицидов.

В-третьих, воздерживаться от применения баковых смесей при обработке посевов, если отсутствует достоверная информация о совместимости препаратов. Использовать для обработки семян и посевов только оригинальные препараты, приобретенные у производителей или официальных дистрибьюторов, существенно уменьшает риски приобретения некачественных средств защиты растений.

В-четвертых, инициировать проведение комплексных исследований влияния СЗР, в том числе инсектицидов неоникотиноидной группы, а также новейших препаратов, на популяции пчел, с учетом возможных летальных и сублетальных воздействий в полевых (производственных) условиях.

И в-пятых, ввести систематический мониторинг влияния СЗР на популяции пчел, проведение которого положить на профильные научные учреждения.



Вернемся к экологии. Недавно ЕС принял новый курс на «озеленение» экономики, анонсировав реализацию нового соглашения Green Deal. Участники рынка уже сейчас говорят, что Green Deal для украинской экономики, в отличие от европейской, является неподъемным. Как Вы оцениваете наши перспективы? Является ли это необходимостью, или больше политическим вопросом?

Ольга Ходаковская: Соглашение European Green Deal – это, по большому счету, набор политических инициатив Европейской Комиссии, нацеленных на достижение в долгосрочной перспективе нейтрального воздействия хозяйственной деятельности на климат.

Речь идет о сокращении выбросов парниковых газов, увеличение доли альтернативных источников энергии, сохранения природных экосистем и биоразнообразия. Это достаточно хорошая и амбициозная цель. Наверное мало кто станет отрицать необходимость ее воплощения. Но вопрос о путях ее достижения.

Кабинет Министров Украины 24 января 2020 принял постановление о создании межведомственной рабочей группы по вопросам координации преодоления последствий изменения климата в рамках инициативы Европейской Комиссии «Европейская зеленая соглашение». При ином сценарии мы можем потерять общий европейский рынок.

В подтверждение последовательности в реализации политики экологического протекционизма в ЕС сейчас обсуждается возможность введения отдельного «экологического налога» на импорт агропродовольства из стран, где эколого-климатические стандарты производства ниже, чем в Европейском Союзе.

Хотя сейчас вопрос только обсуждается, такое нововведение было бы особенно губительным для Украины, которая имеет большой экспортный потенциал как в аграрносырьевом, так и в продовольственном сегментах.



Не сложится ли так, что производства, не соответствующие направлению Green Deal, будут переносить в такие страны как Украина?

Ольга Ходаковская: Следует признать, что пока и сами эксперты Европейского Союза указывают на возможность таких угроз.

В целом существуют большие риски того, что при прогнозируемом росте численности населения мира потребность в продовольствии и дальше неуклонно будет расти. Отсюда очевидно, что сокращение производства агропродовольствия в одной стране, или же группе стран – экспортеров, побуждать к наращиванию его объемов в других странах.

Речь идет и о переносе более вредных производств в третьи страны мира или развивающиеся страны. Очевидно, это приведет к обострению глобальной конкуренции за дефицитные земельные угодья, воду, повышение цен на сырье и продовольствие, что в совокупности не снизит, а наоборот увеличит антропогенную нагрузку на окружающую среду. Как говорят, конечный результат будет со знаком минус.

Ведущими экспертами постоянно отмечается, что климат не имеет границ. Это проблема, которая носит глобальный характер и в равной степени коснется всех стран мира. Это тот случай, когда отдельно взятая страна не сможет изолироваться, даже если она тщательно придерживаться всех экологических требований и стандартов.

С другой стороны, Европейский Союз признает, что экологические цели на континенте можно достичь только в сотрудничестве с соседними странами и странами-партнерами.



Что надо для Украины, чтобы повышать экологические требования?

Ольга Ходаковская: В ближайшем будущем Украина будет приумножать объемы аграрного производства и оставаться мощным игроком на агропродовольственном рынке, поэтому требования по соблюдению экологических требований и стандартов только будут усиливаться.

Уже сегодня украинские ученые должны активно работать в направлении селекции растениеводства и животноводства для роста урожайности и производительности в условиях изменений климата, дефицита положительных температур и водных ресурсов, затяжных весенних заморозков при одновременном уменьшении интенсивности использования земель.

Перспективным является создание новых сортов растения, которые эффективно будут использовать солнечный свет, атмосферный азот, устойчивые к болезням и вредителям, будут иметь высокую засухо- и морозоустойчивость.

В дальнейшем это также будет способствовать уменьшению объемов использования химических удобрений и СЗР, топлива, количества проходов техники по полю и тому подобное. В этом деле нет мелочей.

Важными остаются технологии точного земледелия, орошения, энерго- и ресурсосберегающие способы обработки почвы, экобезопасные методы контроля вредителей и тому подобное.

И, однозначно, на повестке дня остается вопрос существенного увеличения инвестиций в аграрные исследования.

 

SEEDS.org.ua

Головні новини Seeds та агроідеї для зростання вашого бізнесу в Telegram Facebook Instagram
Youtube та Підписуйтесь!

Залишити коментар

Ваш email не буде опубліковано

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!