От руин к ферме европейского образца: история овечьего бизнеса фермера Дмитрия Огнева

0 35

Сегодня спрос на овечье мясо в мире очень высок и многие страны готовы покупать украинскую продукцию. Что же сдерживает украинского предпринимателя эффективно хозяйствовать на своей земле и работать на экспорт, а также о том, как на Львовщине начала работу овечья ферма с европейскими стандартами рассказал фермер, основатель фермерского хозяйства «Меринос-Запад» Дмитрий Огнев в интервью Tvoemisto.tv.

Когда попадаешь на одну из трех ферм Дмитрия Огнева, близ села Летня, то сразу видишь и понимаешь, что это не хозяйство в классическом понимании этого слова: европейские стандарты строительства помещений для овец, ухоженная территория и отсутствие такого привычного для украинских хозяйств забора. Каждый желающий может попасть на территорию фермы и посмотреть, как пасут овец. К тому же уже второй год подряд на ферме организован летний детский лагерь с целью трудотерапии, ознакомления детей с особенностью работы сельского хозяйства.

Однако в планах украинского фермера – создать козьи фермы, а также продать франшизы собственной модели фермерства для создания не только в Дрогобычском районе, но и во всей Украине малых семейных хозяйств такого типа.

Как появилась идея создать овечью ферму?

Все началось с того, что у сына фермера Дмитрия Огнева обнаружили аллергию на химические добавки. Бороться с аллергией стало практически невозможно и семья решила переехать из Киева сначала в Одессу, а потом вернуться в Дрогобыч (родной город фермера). Сначала приобрели небольшое помещение в Почаевичах, где обустроили хозяйственный двор, а затем выкупили заброшенную ферму, близ села Летня. «Для того, чтобы организовать хозяйство как можно эффективнее, я решил посмотреть, как работают на европейских фермах. Первая ферма, на которую я попал, оказалась, собственно, овечьей. Это и стало определенным сигналом для меня, – рассказывает Дмитрий Огнев. – То, что я увидел в Европе, совсем не соответствовало нашему стилю жизни, и я понял, чтобы достичь успеха, нужно как можно быстрее перенимать передовой опыт».

Три года назад на месте фермы были руины

Еще три года назад на месте современной фермы близ Летне стояло шесть колхозных зданий, которые были в ужасном состоянии, без окон и дверей, а вокруг росли кусты борщевика, которые достигали трех метров в высоту. Поэтому, многие отреагировали весьма скептически на идею создания фермы на этих руинах. Но уже совсем скоро здание было отреставрировано и достроены дополнительные помещения для разведения овец. Новых зданий построили больше, ведь, как оказалось, для правильной циркуляции воздуха и комфорта овец, потолки должны быть выше, чем в привычных для нас старых колхозах.

Овец привезли из Австрии

«Племенных овец начали завозить из Австрии и с этим не было особых проблем, если не считать таможенные пошлины, которые сегодня являются неоправданными, ведь поголовье овец в Украине критически мало и для возрождения отрасли нужно импортировать племенных животных из Европы. То есть если овца стоит около 250 евро в Европе, то, проходя таможню и все необходимые санитарные процедуры, в Украине ее цена составляет более 500 евро. Это все потому, что наша модель построена таким образом, чтобы животных или никогда не завозили, или же никогда не вывозили», – говорит основатель «Меринос-Запад».

Главная цель фермы – правильная селекция с целью увеличения количества овец

В Украине работает только несколько предприятий, которые разводят племенных овец, поэтому скрещивать породы внутри страны не имеет смысла. Следовательно, ежегодно происходит новый завоз животных из Австрии, ведь нужно не просто работать для продажи мяса, но регулярно обновлять кровь для правильной селекции.

Наибольшая проблема – отсутствие гарантий долгосрочной аренды земли

Одна из главных проблем такого фермерства связана с земельным вопросом, ведь сегодня выделение территории для ведения фермерского хозяйства должно быть согласовано с сельскими советами. В то время как район и область готовы предоставить землю в аренду, некоторые жители села категорически против этого. Также часть земель распаевана и их покупку надо согласовывать с мелкими пайщиками, которые не дают гарантий долгосрочного пользования землей. «Сегодня, чтобы правильно выращивать некоторые культуры, такие как рапс или кукурузу, нужно брать землю в аренду на 10-15 лет, потому что первые шесть лет идут только на подготовку земли. Поэтому фермер должен быть уверен, что он получает землю не на год-два», – объясняет Дмитрий Огнев.

70% земель должно быть в собственности фермера

В Европе действует простое правило: для того, чтобы заниматься животноводством, 75% земель должно быть в собственности фермера, доля арендных – не более 25%. На овечьей ферме возле села Летня только 20 га приобретенной земли, остальные – временная аренда, поэтому существует риск, что придет новый предприниматель, который предложит несколько более высокую цену и переманит дольщиков. Такое положение дел отпугивает европейских инвесторов, которые отказываются вкладывать средства в фермерство, которое не имеет собственной земли, а, следовательно, – и залога.

Во всем мире фермер землю рядом со своим хозяйством, примерно 20-30 га на 300 животных. Собственная территория нужна и для кормовой базы, ведь доставка кормов дальше, чем на 4-5 км, наносит ущерб. «В Австрии самая крупная ферма не превышает 600 животных, а это меньше чем любая ферма в Украине. Там существует четкая привязка к земле: 10 овец на 1 га поля. Поэтому даже если у фермера есть потенциал держать 1000 овец, он не увеличивает количество поголовья только ввиду того, что имеет, например, только 60 га поля», – рассказывает фермер.

В Европе не использовать землю – запрещено

В европейских странах власть четко контролирует использование земельного участка под фермерские хозяйство. То есть запрещено не обрабатывать землю, предназначенную для сельского хозяйства. «Даже если ферма закрывается, ее владелец должен найти человека, который сразу займет его нишу, иначе на фермера накладывают большой штраф», – говорит Дмитрий Огнев.

О европейской модели ведения бизнеса

У европейских фермеров не имеется, так называемой, «правильной» модели ведения бизнеса. Также нельзя сказать, кто из них работает лучше, а кто хуже, ведь весь секрет в том, что в Европе хозяйства развиваются по единой схеме, которая оттачивалась веками. «Когда спрашиваешь фермеров:« А почему это работает так? », Они отвечают:« Не знаю, у нас всегда так было, так работал мой дедушка, отец, так и я работаю», – объясняет Дмитрий Огнев. – Европейцы не дают научного объяснения многим процессам, но мы должны понять их опыт и секрет успеха через обучение, общение, только тогда мы сможем выстроить собственную эффективную модель».

Идеальная ферма – семейная ферма

У Дмитрия Огнева есть еще одно небольшое хозяйство неподалеку Дрогобыча в селе Залужаны. На этой ферме, построенной по прототипу распространенной в Европе семейной фермы, разводят тирольскую породу овец. «В Европе очень популярны небольшие хозяйства, в которых работает отдельная семья, практически без помощи наемных работников, – рассказывает фермер. – Дело в том, что люди, которые «не болеют твоим хозяйством» никогда не будут ухаживать за фермой так, как это сделают ее владельцы. Поэтому все чаще работников нанимают лишь на отдельные сезонные работы».

Де-юре в Украине пятьсот ферм и миллион двести тысяч овец

К 2014 году на каждую овцу государство выделяло определенную сумму финансовой помощи. Фермеры начали злоупотреблять этим и подавать нереалистичные, завышенные цифры количества животных в хозяйстве. Поэтому статистика показывает, что у нас зарегистрированы пятьсот ферм, а общее количество овец – один миллион двести тысяч овец. На самом деле это количество не превышает 300 000.

Почему важно объединяться?

В Европе сегодня говорят об увеличении квот для Украины на доставку мяса еще на 40%, но при этом они четко знают, что мы не сможем системно экспортировать мясо, в соответствии со всеми требованиями. Дело в том, что экспортная партия в Европе составляет от 20 тонн мяса, а это около 1000 овец. Если бы мы и отправили такое количество, то это была бы разовая партия.

В мире очень высокий потенциал овечьего мяса, поэтому и экспортная цена в среднем вдвое выше, чем в Украине. Следовательно, у нас должно появиться хотя бы миллион овец, чтобы можно было говорить о системности в продажах, а для этого фермерство должно объединяться. «В Дрогобычском районе, например, должно находиться примерно пятьдесят небольших фермерских хозяйств, которые бы не конкурировали между собой, а наоборот дополняли друг друга и совместно отправляли мясо на общую товарную партию, – объясняет Дмитрий Огнев. – Поэтому сегодня мы заинтересованы в франшизе собственной модели фермы, чтобы в синергии фермеры могли создать базу для развития экспорта и системной продажи внутри страны. Сейчас нашу модель готовы реализовывать двое фермеров в районе, один из которых разводит коров”.

Планы на будущее: о козьих фермах и молокоперерабатывающем цехе 

Еще одно интересное направление, над которым работает Дмитрий Огнев, – разведение коз, для которых планирует открыть отдельные фермы в селах Почаевичи и Нагуевичи. Кроме козьих ферм, в планах – создание молочного цеха, где будут перерабатывать молоко специальных молочных пород овец, которое впоследствии будут поставлять в магазины района, предварительно исследовав спрос на такую ​​продукцию. К тому же в цехе будет построена стеклянная стена и любой человек сможет увидеть, как проходит процесс упаковки молока. «Люди охотнее будут покупать то, что изготовлено в их местности, поэтому в будущем мы планируем создать проект регионального молочного завода, который будет иметь множество плюсов: фермеры из района смогут поставлять молоко на единый внутренний рынок, используя при этом минимум маркетинга, экономя на логистике и упаковке и получая макисимум качества”, – отмечает Дмитрий Огнев.

 

Leave A Reply

Your email address will not be published.