За открытием рынка земли по правительственной модели притаился меркантильный интерес аграрных олигархов

0 65

От допуска иностранцев пайщики и экономика ничего не выиграют. А вот за открытием рынка по правительственной модели действительно стоит меркантильный интерес, но не малых и средних фермеров, а аграрных олигархов, которые продали часть своих компаний иностранцам, пишет заместитель председателя Всеукраинской аграрной совета Михаил Соколов в колонке на “Экономической Правде”.

“Правительство внесло в Верховную Раду Украины законопроект №2178, которым отменяется действие моратория на продажу с/х земли в Украине. Его уже включили в повестку дня сессии и должны рассмотреть в ближайшее время.

Однако согласно ему, право покупать землю получают компании, которые зарегистрированы по законодательству Украины, но владельцами которых могут оказаться иностранцы.

И правительство, и иностранные организации в один голос настаивают на том, что иностранные компании должны получить право покупать украинские с/х земли. Мол, это нужно для того, чтобы максимально повысить цену покупки с/х земли у пайщиков и их наследников, которых около 7 млн”, – пишет Михаил Соколов.

“Казалось бы, логика железная, а протесты средних и малых аграриев вызваны только их личным корыстным интересом – нежеланием конкурировать с иностранцами. Но это не так.

В железной логике есть изъян: от допуска иностранцев пайщики и экономика ничего не выиграют.

А вот за открытием рынка по правительственной модели действительно стоит меркантильный интерес, но не малых и средних фермеров, а аграрных олигархов, которые продали часть своих компаний иностранцам”, – отметил заместитель председателя ВАС

“Пять из шести крупнейших аграрных холдингов Украины: “Кернел”, МХП, “Агропросперис”, “Астарта”, “Мечта” имеют среди акционеров иностранные компании.

Если рынок с/х земель будет открыт только для украинцев, они не смогут ее покупать, тогда как их чисто украинские конкуренты землю покупать будут.

Очевидно, что это ставит под вопрос будущее этих компаний, а значит, цена их акций будет снижаться, как и состояние их хозяев-основателей”, – пишет Соколов.

“Более того, в долгосрочной перспективе они будут вынуждены либо переориентироваться на переработку с/х продукции, или уйти с аграрного рынка.

Новые хозяева земли будут существенно отличаться от нынешних пайщиков. Они сконцентрируют в своих руках участка земли размером с поле – 50-200 га, что увеличит их рыночную силу.

Такие участки интересны всем с/х производителям, в отличие от одинокого пая со средним размером в 4 га посреди чужого поля.

В результате холдингам придется отдать хозяевам земли всю земельную ренту, оставив себе лишь предпринимательский доход.

А как предприниматели они проигрывают владельцам средних хозяйств, лично объезжают свои поля, проверяют технику, следят за работой сотрудников, то есть, не страдают от проблемы агента – хозяин в среднем лучше ведет бизнес, чем нанятый менеджер (агент)”, – отмечает эксперт.

“Кроме допуска иностранцев, крупным холдингам необходимо еще и возможность приобрести в собственность земельный банк, аналогичный по размерам том, что они обрабатывают сейчас.

Конечно, они хотели бы больше, чем разрешенная правительственным законопроектом верхний предел – 200 тыс га в одни руки, однако, и она очень велика.

Статистика показывает, что стране было бы выгодно ограничить их аппетиты максимум 50 тыс га. Дело в том, что если в хозяйствах до 50 тыс га в среднем занято 2,2 человека на 100 га, то у тех, кто превышает этот лимит, уже 1,1, то есть в два раза меньше”, – добавляет Соколов.

“Если пойти по пути открытия рынка с/х земель для иностранцев, чего, кстати, не делал ни один наш восточноевропейский сосед, то крупные холдинги продолжат наращивать свой земельный банк, постепенно выдавливая своих малых конкурентов.

На каждые 100 гектарах, что пойдут средних и малых хозяйств в холдинги мы потеряем, как минимум, одно рабочее место.

При 20 млн га легально обрабатываемых с/х земель, 60% которых обрабатывают средние хозяйства, речь будет идти о 120 тыс рабочих мест, а с учетом малых хозяйств, цена вопроса превысит 150 тыс”, – добавляет заместитель председателя ВАС.

“Если мы возьмем все 40,5 млн га украинских с/х угодий то цена латифундизации страны гарантированно превысит 300 тыс легальных и нелегальных рабочих мест.

Однако дело не только в рабочих местах. Дело также и в налогах – чем больше занято людей, тем больше налогов поступает в местный бюджет и наоборот.

Кроме того, средние и малые фермеры живут там, где находится их хозяйство, то есть в деревне. Они хочешь не хочешь оказываются погружены в его проблемы и везде, кроме налогов, поддерживают местные школы, спортивные команды, ремонт дорог, все то, что принято называть социальной сферой села.

Оценить это в деньгах сложно том, что о таких расходах никто не отчитывается. Однако есть неформальный показатель приемлемого уровня “социального” нагрузка – 100 грн с гектара. Что составляет около 1,2 млрд грн по всей стране только средних хозяйств”, – добавляет Соколов.

“Неудивительно, что жить в селах, где работают холдинги, в среднем хуже, чем в селах, где землю обрабатывают украинские средние и малые аграрии.

Поэтому большинство пайщиков выступают против разрешения иностранцам покупать землю.

Они на собственном опыте знают, к чему это приведет. И что их суммарные потери окажутся значительно выше, чем выигрыш в цене земли. При этом не важно: продал ты сам свою землю или нет, главное что ее продали твои соседи”, – убежден заместитель председателя ВАР.

 

SEEDS.org.ua  по информации Экономическая Правда

Головні новини Seeds та агроідеї для зростання вашого бізнесу в Telegram Facebook Instagram
Youtube та Підписуйтесь!

Залишити коментар

Ваш email не буде опубліковано

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!